Главная » Статьи » Экскурсии

Приглашаю в поездку в Осташков - этот край приобретет славу известного российского курорта.

Приглашаю в поездку в Осташков

37 из 84 считают этот отзыв полезным Время отдыха: август 2009 - Автор: Дымова - Опубликовано: 20 August 2009

Прогулки по старому Осташкову "Осташков, уездный город Тверской губернии, на озере Селигере, в нездоровой местности. Известен с 1500 года, в XVII в. был крепостью, с 1770 уездный город. Жителей 10445. Городская общественная библиотека. Фабрик и заводов 19 с производством на 917 тыс. руб. Кожевенные заводы. Кустари: вязание рыболовных сетей, сапожничество, кузнечное дело; рыболовство. Пароходство по озеру Селигеру, лесные промыслы, – сообщает словарь Брокгауза и Эфрона, характеризуя город Осташков. Называя местность «нездоровой", составители словаря и не подозревали, что впоследствии этот край приобретет славу известного российского курорта.

Кто хоть раз побывал на Селигере, вновь и вновь будет возвращаться в эти благословенные места. Селигер притягивает истинно русского человека гораздо сильнее многих заморских курортов. И хотя климат в этих местах переменчивый – с многочисленных плесов озера постоянно дует свежий ветерок, и погоду трудно предугадать даже на несколько часов, - притягательная сила этих мест не ослабевает. Начало Осташкову положила древняя крепость Кличен, расположенная на одноименном острове, соединенном с селигерским берегом дамбой. Впервые городище Кличен упоминается в древних летописях литовского князя Ольгена в XIV веке.

Предание, которое очень любят повторять осташи, гласит, что основателем их города был рыбак Евстафий, единственный житель с острова Кличен, оставшийся в живых после нашествия литовцев и поселившийся на полуострове. Благополучие Евстафия на новом месте привлекло в соседство к нему другого рыбака - Тимофея, который основал на том же мысу другое селение. Город стал разрастаться из Ефстафьевской и Тимофеевской слободок, его название связывают с прозвищем Ефстафия "Осташко".

Его начало отсчитывают с 1371 года. В 1587 году вокруг слобод соорудили крепостную стену. По указу Екатерины II Осташков приобрел статус города в 1770 году. Жители издавна занимались рыболовством. Изделия, производимые местными ремесленниками: сапоги, топоры, косы-«осташевки», серпы, овечьи ножницы были широко известны в России и поставлялись за рубеж. Осташковский кожевенный завод был основан в 1730 году. В 53 кузницах делали скобы для лодок, женщины и подростки вязали сети на беседах. Для рыболовства необходима была удобная одежда и обувь - на всю округу славились знаменитые сапоги - осташи выше колена с одним швом посередине, один образец которых выставлен в местном краеведческом музее. Сохранилась центральная часть города с регулярной застройкой XVIII-XIX вв., соборы XVII-XVIII вв., Житенный монастырь на острове, соединенном с городом дамбой. Первая в России публичная библиотека возникла в Осташкове в 1833 году, первая добровольная пожарная дружин - в 1843 году, в 1812 году был основан театр. В городе существовали Дом милосердия, приют, женская гимназия, городской сад и духовой оркестр, улицы были мощены булыжником. Осташом был известный русский математик, автор первого учебника «Математика — сиречь наука вычислительная», Леонтий Филиппович Магницкий.

В середине XIX века Осташков был образцовым и передовым городом. Жители славились набожностью и гостепримством. В городе почти все были грамотные. Осташи брили бороды и называли себя гражданами. Власти ставили Осташков в пример другим уездным городам. Об Осташкове писали столичные газеты и журналы, ему посвящали книги и даже в городском гимне (а осташи имели и его!) есть такие наивные слова: «От конца в конец России Ты отмечен уж молвой: Из уездных городов России Ты слывешь передовой».

Сам Осташков - небольшой патриархальный городок центральной России, расположенный на южном берегу озера Селигер, на полуострове длиной 30 километров. Он делится на старую, историческую часть, и новую застройку. Все улицы старой части города выходят к озеру. Старый Осташков - это в основном одноэтажные или двухэтажные здания, каждое построено по неповторимому проекту. Следы небрежения к этим памятникам архитектуры видны повсеместно: облупленные и треснувшие фасады, сгоревшие остовы зданий красуются на многих улицах города. Cлабость городского хозяйства – традиционный бич многих малых городов России. Счастливец тот, у кого есть возможность как можно чаще бывать в этих краях, дышать напоенным озерной влагой воздухом.

 

Селигер постепенно меняется, расширяется набор туристических услуг. Практикуется как корпоративный, так и индивидуальный отдых. В летнее время получить комфортабельный номер в туристском комплексе без предварительной брони уже невозможно. Все больше и больше коренных жителей начинают заниматься частным туристическим бизнесом, то есть сдают свободные площади туристам. Разброс цен на жилье большой: одно место в деревенском доме на берегу Селигера стоит 300-500 рублей в день, за проживание в комнате в таком же доме, но с кондиционером и душем, хозяева запросят по 1300 рублей на человека в день. Впрочем, москвичей такие цены не пугают. Появилось много отелей и домов отдыха, обновляются старые туристические базы. Но пока цивилизованный отдых на Селигере не всем по карману, и турпутевка в эти места по цене, как минимум, в два раза превышает стоимость отдыха на юге страны.

Приметы тихой провинциальной жизни в Осташкове умиляют: по старым улочкам бродит пара лошадей, отпущенных на все четыре стороны каким-то нерадивым хозяином. Они стали уже городской достопримечательностью и добывают пропитание самостоятельно. Чаще всего лошадок можно увидеть у продовольственных магазинчиков, где они заслоняют вход, и столичным туристам, растроганным такой экзотикой, ничего не остается, как щедро подкармливать кобылок. В облике города тут и там проскальзывают трогательные мелочи: гуляя по старому Осташкову, на одном из ворот деревянного дома можно увидеть надпись: «Во дворе добрая собака». А еще в Осташкове умиляют домашние кошки

. Аура, что-ли, здесь какая-то необычная, только нигде больше не приходилось видеть такого количества кошек разных мастей, излучающих домашний уют, сидя на подоконниках городских домишек и наблюдающих за редкими прохожими с какой-то философской отрешенностью. Чаще всего окна таких домиков украшаются неизменной геранью, и эти натюрморты вкупе с кошачьими портретами в окнах выглядят как своеобразные картины, ограниченные оконной рамой. Старый Осташков очень живописен - переходы цвета на фасадах в силу влияния разнообразных метеоусловий и длительного отсутствия ремонта создают неповторимую палитру красок, которая так и просится на холст.

Из рода в род переходило в Осташкове занятие живописью. Летописи XVII века называют фамилии живописцев Колокольниковых, Конягиных, Митиных-Петаковых, Уткиных. В 80-х годах XVIII века в Осташкове значится сорок два живописца. Не раз призывали их для работ к царскому двору в Москву и Петербург. Мастера расписывали церкви в Ростове, Новгороде и других городах России. Наиболее известна в Осташкове династия живописцев Колокольниковых. Племянник Мины Колокольникова — Яков Михайлович — держал в городе художественную мастерскую, где были богато отделаны и расписаны интерьеры и где собирались все горожане, причастные к искусству. Шесть его картин, исполненные в 1820 году по случаю приезда в Осташков Александра I, дают прекрасное представление о быте горожан того времени. В середине XIX века в Осташкове трудились сразу три брата Колокольниковых — Михаил, Иван и Александр. Несколько картин художников Колокольниковых хранятся сейчас в Тверской областной картинной галерее и в Осташковском краеведческом музее. Осташковский край и сейчас богат на художников.

В городе действует городская картинная галерея, ее зачинатель – осташковский художник Александр Зазынов. Интересно, что Тверское художественное училище имени Венецианова в Твери он окончил в сорокапятилетнем возрасте. Личное собрание картин художника составило первоначальный фонд галереи, а впоследствии она пополнялась по крупицам, помогали городские власти. Сейчас собрание галереи насчитывает около 500 работ. В настоящее время в Осташкове и окрестностях работает около 40 художников. Любят эти места и тверские художники, среди них Вячеслав Столяров и заслуженный художник Анатолий Камардин.

Знамениты осташковские берега музыкальными вечерами на Селигере, которые проходят здесь под патронажем оперной певицы Ирины Архиповой не один десяток лет. В городе есть любительский театр, а также камерный театр под руководством Анатолия Коптелова под названием «Филармонико», афиши которого приглашают осташей на спектакли по произведениям Ф. М. Достоевского «Бесы» и «Бедные люди». Стены комнатки, в которой проходят репетиции и представления, режиссер оформил собственными картинами, напоминающими произведения Пиросмани. Органичным продолжением оригинальной режиссерской эстетики стали маски, расписанные им собственноручно, которые актеры используют, чтобы мгновенно перевоплотиться в другого персонажа, - театр испытывает кадровый голод.

Спектакли делаются "с нарушением всяческих правил, вне законов и резонов", и представляют интерес для любителей абсурда в искусстве. Сам Анатолий Коптелов играет на аналоге клавесина – спинете и ставит в театре также музыкально-поэтические композиции с использованием стихов М. Цветаевой, И. Бродского и других поэтов. Пока, стоит отметить, эксперименты необычного театра находят слабый отклик среди местного населения, привыкшего к более консервативному прочтению классики. Несмотря на то, что казалось бы, все необходимые данные, чтобы стать заповедной зоной всероссийского значения, у Селигера есть, местные жители при проведении в референдума по вопросу присвоения Селигерскому краю статуса Государственного национального парка большинством голосов выступили против, решив этим судьбу Селигера.

Как говорят специалисты туристической сферы, обработка населения была проведена основательно: осташей пугали тем, что если селигерская земля получит статус национального парка, то отдыхать коренным жителям будет уже негде, доступ к берегам озера и в леса будет ограничен. Между тем получение статуса национального парка автоматически означает государственное финансирование, да и с доступом дело обстоит не столь строго: национальный парк подразумевает собой наличие нескольких зон, которые различаются по режиму землепользования, в частности, буферной и рекреационной территорий.

По догадкам знающих людей, такой исход референдума сыграл на руку местным властям. Поговаривают о распродаже селигерской земли направо и налево, которая была бы невозможна, если бы Селигер получил статус заповедной земли. Сейчас же не редкость, когда «теряются» документы на лакомые территории, на которых нередко располагаются архитектурные памятники. Нет документов – нет проблемы, и можно распорядиться землицей по усмотрению, благо, от желающих ее прикарманить отбоя нет.

Столичные деловые люди, поняв перспективность развития этой территории как туристического центра, постепенно приходят на берега Селигера, на которых повсеместно строятся современные туристические комплексы и гостиницы. Правда, отдых в них по карману только среднему классу: рыбалка с прикормленной рыбой, шашлычок на берегу озера, банька, охота в сопровождении опытных егерей, выгоняющих дичь прямо на охотника, и другие удовольствия стоят недешево. В старой части Осташкова местный меценат отделывает здание бывшей тюрьмы, которая не действует вот уже несколько последних лет.

У входных ворот - вывеска с говорящим названием «Острог». Состоялось уже освящение заведения, которое, вероятно, соединит в себе гостиничный комплекс, реабилитационный центр для бывших заключенных и музейную часть. В камерах постарались сохранить обстановку, которая была в действующей тюрьме: можно увидеть, как с помощью железных стержней, концы которых выходят в коридор через отверстия в стене, опускаются и поднимаются сетки железных кроватей в камерах для узников.

Все внутренние помещения отделаны, покрашена в светлый цвет и расстрельная комната. Рассказывают, что расстрелы заключенных в течение 20 лет производила жительница Осташкова, служительница тюрьмы, которая до сих пор живет в городе. Казнь происходила через узкое отверстие над дверью, против которого стоял приговоренный, а тюремщица сидела на железном стуле, поставленном перед камерой, так как прорезь располагалась на уровне затылка заключенного. Теперь в этой комнате на небольшом столике стоит старая увеличенная фотография репрессированного священника, висит икона и можно помолиться за многих безвинно убиенных. Владельцы современного музея-тюрьмы планируют, что в здании «Острога» будут находить кров и помощь в трудоустройстве освободившиеся из мест заключения, сюда будут водить группы молодежи, чтобы, дивясь на Острог, вступающие в жизнь выбирали правильную дорогу. Среди небольших каменных домиков в старой части города есть один, дом № 25 на Ленинском проспекте, способный оскорбить чувства каждого гражданина состоянием вопиющего и даже преступного небрежения. Несколько лет назад этот историко-архитектурный памятник взялись реставрировать какие-то бизнесмены. Выкрасили фасад, украшенный симпатичными львами, сделали перепланировку внутренних помещений. Содержать такой памятник было целесообразно, найдя зданию современное применение. Решено было устроить там бар. Если заглянуть в зияющие пустотой окна здания (стекла давно выбиты), то и сейчас видна барная стойка, сделанная из сцементированных камней, а на стенах - выкрашенные под роспись панно. С перепланировкой внутренних помещений здания не согласился областной комитет по охране историко-культурного наследия, и средства, вложенные бизнесменами в реставрационные работы, оказались выброшенными на ветер…

Долгое время архитектурный памятник служил пристанищем местных или пришлых бомжей, которые приспособили его под ночлег. Внутри валяются мешки с мусором, пластиковые бутылки. Рядом – заросли чертополоха, довершающие картину запустения. У местных жителей сердце обливается кровью при взгляде на это здание, которое разрушается на глазах благодаря политике органа, который, казалось бы, должен был предотвратить такое разрушение. В конце концов проемы окон здания были заделаны досками, но и не более того… Другие архитектурные памятники в более лучшем состоянии, но тоже есть проблемы. Так, Троицкий собор, в котором располагается местный краеведческий музей, тоже нуждается в реставрации.

В 2000 году здесь произошла коммунальная авария – прорвало батареи, которые с тех пор не топят, так что местные служительницы зимой вынуждены сидеть на работе в пальто и с обогревателем. Грант, который был выделен на реставрационные работы в соседнем Воскресенском соборе, пока перечисляли деньги, обесценился, и сейчас этих средств недостаточно для ремонта крыши. Поэтому купол собора до сих пор стоит в лесах. С колокольни рядом с собором, высота которой составляет 35 метров, можно увидеть панораму озера и города.

В запустении находится городской парк, вековые деревья создают реальную угрозу рискнувшим прогуляться под сенью деревьев жителям и похоронить их под своими могучими кронами. В центре парка - фонтан с позеленевшей водой. Такой же неприглядный вид у поросшего ряской искусственного пруда, на середине которого стоит сказочный деревянный домик с замком на входной двери - бывшее кафе, которое прикрыли ввиду нерентабельности. Заброшенный вид у колокольни Преображенской церкви в парке, считающейся символом Осташкова. Впрочем, по мере продвижения к зданию, где располагается администрация Осташковского района и самого города, фасады домов становятся ухоженнее, не говоря о самой мэрии, над вторым входом в которую реет российский флаг, обозначая штаб-квартиру местного отделения "ЕР". Пример рачительности к памятникам архитектуры подает матушка Елизавета, настоятельница Житенного женского монастыря, находящегося на берегу Селигера. Здесь интенсивно идут реставрационные работы, на которых, как водится на российских просторах в последнее время, заняты мигранты.

Реставрируется сестринский корпус. В монастыре находят приют молодые девушки, ставшие мамами, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Этих мамочек можно увидеть на территории монастыря, гуляющих с колясками. Одна из местных жительниц, ставшая запойной пьяницей, жила в монастыре год и выправилась, сейчас, рассказывают, ведет трезвый образ жизни. У матушки-настоятельницы далеко идущие планы развития, местные власти выделили монастырю для выращивания овощей и ведения хозяйства остров Фомино. На территории самого монастыря разбиты совершенно необычные огороды, на грядках которых рядовые овощные культуры соседствуют с цветами, а по стенам некоторых строений ползет виноградная лоза – здесь пытаются выращивать эту южную культуру. Интересный домик, здание XVII-XVIII веков, стоит напротив Троицкого собора. По преданию, здесь располагалась городская ратуша. О древности здания свидетельствует толщина стен. По легенде, в подвале городской ратуши когда-то распяли богохульника, и сейчас в полу подвала сохранились железные кольца, вбитые на расстоянии ног стоящего человека.

Как свидетельствует легенда, богохульника съели крысы. Еще рассказывают, что в древности существовал подземный ход, соединяющий подвал с Троицким собором; оттуда он вел в женский Житенный монастырь, а далее – в Нило-Столобенскую пустынь, расположенную на острове Столбный у противоположного берега Селигера – там жили монахи. Монастырь в Нило-Столобенской пустыни тоже активно реставрируется, помогает и государство. Всего на острове живут около 35 молодых монахов в возрасте от 20 до 35 лет, а также рядовые верующие – «трудники», помогающие им по хозяйству: на кухне, в бане, на строительстве и огородах. Среди монахов есть бывшие доктора наук, физик-ядерщик и даже рок-музыкант. Стать монахом не так просто, надо дать три обета: целомудрия, послушания и нестяжания. Жизнь насельников монастыря проходит в постоянных трудах, - или в молитвенных или в трудовом послушании: монахи пекут просфоры, вырезают из дерева фигурки Нила Столобенского, доят коров (на острове есть свое стадо). Основную свою миссию монахи видят в том, чтобы предстоять перед Богом в молитве за грехи мира.

Службы проходят с 5 до 10 часов утра и с 6 до 9 часов вечера; кроме этого, монахи молятся в своих кельях. В Нило-Столобенской пустыни воскрешаются традиции милосердия: здесь, в монастыре, нашли приют и работу несколько бывших заключенных. Что касается современной жизни Осташкова, то, как и в любом месте, здесь живут замечательные люди, - такие, как председатель клуба людей с ограниченными возможностями Елена Кущева. Получив тяжелую спинно-мозговую травму в расцвете лет, гимнастка в прошлом, она оказалась прикованной к кровати. Благодаря героическим усилиям и характеру, с помощью ежедневных многочасовых упражнений она сумела подняться с инвалидной коляски и стала ходить с помощью костылей. Неспешно течет жизнь в таких маленьких городках: по берегам озера в черте города хозяйки моют белье на мостках, в зарослях камыша уткнулись носами в воду лодки ручной работы - так называемые «селигерки», которые редкие мастера делают и сейчас.

А если выйти утром на пристань «Чайкин Берег», с которого отплывают экскурсионные теплоходы, пройтись по мосткам, сесть на деревянную скамью и вдохнуть полной грудью воздух, напоенный Селигером; долго смотреть вдаль, туда, где в почти неуловимой линии горизонта озеро как бы сливается с бескрайним небом, приходит озарение: да это же земля обетованная!

Категория: Экскурсии | Добавил: tihijpirat (10.08.2015) | Автор: Автор: Дымова - Опубликовано: 20 A
Просмотров: 571 | Теги: Приглашаю в поездку в Осташков - эт
Всего комментариев: 0
avatar
Спасибо за внимание всем посетителям нашего сайта и этого материала в целом. Дабы сказать спасибо нашему проекту пригласите на сайт друга, добавьте сайт в свои закладки и не забудьте поделиться в соц.сетях: Твиттер, Вконтакте, Фейсбук.
Skype